Гаустрация: что такое и как происходит гаустрация толстой кишки и кишечника

Гаустрация: что такое и как происходит гаустрация толстой кишки и кишечника

Основные функции толстого кишечника: (1) всасывание воды и электролитов из химуса для формирования однородных каловых масс; (2) хранение каловых масс до их эвакуации. Проксимальная часть толстой кишки, связана с всасыванием, а дистальная часть — с эвакуацией. Из-за того, что толстая стенка кишки не требует движений для выполнения этих функций, ее движения в норме очень вялые. Движения в толстом кишечнике аналогичны таковым в тонком кишечнике; их также можно подразделить на перемешивающие и поступательные, только характер их более слабый.

Перемешивающие движения – гаустрации. Аналогично сегментарным движениям тонкого кишечника в толстой кишке происходят широкие круговые сжатия. При каждом из таких сокращений около 2,5 см циркулярных мышц сокращается, иногда сужая просвет толстой кишки почти до окклюзии. В то же время продольные мышцы толстой кишки, которые собираются в три продольные ленты, называемые tenia coli, сокращаются. Эти комбинированные сокращения круговых и продольных лент вызывают выпячивание наружу нестимулированной части толстой кишки подобно сумкообразным мешкам, называемым гаустрациями.

Каждая гаустрация обычно достигает пика интенсивности в течение приблизительно 30 сек, а затем исчезает в течение следующих 60 сек. Во время сокращения гаустрации медленно продвигаются по направлению к анусу. Эти движения особенно выражены в слепой и восходящей кишках и обеспечивают продвижение вперед небольшого количества содержимого толстой кишки. Через несколько минут новые гаустральные сокращения возникают на близлежащих участках. Медленное перемешивание и переворачивание фекального материала в толстом кишечнике похожи на действия человека, когда он обрабатывает землю лопатой.

В результате весь фекальный материал постепенно оказывается на поверхности слизистой толстого кишечника, и жидкость с растворенными частицами постепенно всасывается до тех пор, пока не останется 80-200 мл фекалий, выделяемых каждый день.

Основное продвижение в слепой и восходящей кишках является результатом медленных, но постоянных гаустральных сокращений, требующих от 8 до 15 ч для движения химуса от илеоцекального клапана по всей толстой кишке до тех пор, пока химус (полужидкая смесь) не превратится в каловые массы (полутвердую смесь).

Форсированные движения от слепой кишки к сигмовидной могут продолжаться в течение нескольких минут в час, выполняя пропульсивную роль. У многих людей эти движения обычно возникают 1-3 раза в сутки, у большинства они начинаются через 15 мин после приема завтрака.

Форсированные движения — это преобразованный вид перистальтики, который характеризуется следующей последовательностью действий. Во-первых, сдавливающее кольцо появляется обычно в поперечной ободочной кишке в ответ на растяжение или раздражение участка толстой кишки. Затем участок кишки размером 20 см или более дистальнее сдавливающего кольца лишается гаустрации и начинает стремительно сжиматься как единый блок, продвигая фекальный материал в этом сегменте вниз по толстой кишке целиком.

Развитие поступательных сокращений наращивает силу приблизительно за 30 сек; в течение последующих 2-3 мин наступает расслабление. Затем возникает следующее массированное движение далее вдоль толстой кишки.

Серия форсированных движений обычно продолжается 10-30 мин. Затем они прекращаются, но возвращаются вновь примерно через 12 ч. Когда фекалии доставлены в прямую кишку, возникает позыв к дефекации.

Возникновение форсированных движений в результате гастроколитического и дуоденоколитического рефлексов. Возникновение форсированных движений после приема пищи обеспечивается гастроколитическим и дуоденоколитинеским рефлексами. Эти рефлексы являются результатом растяжения желудка и двенадцатиперстной кишки. При удалении автономной нервной системы они либо исчезают полностью, либо проявляются незначительно; таким образом, эти рефлексы осуществляются в основном с обязательным участием автономной нервной системы.

Раздражение толстой кишки может также вызывать форсированные движения. Например, при наличии язвенного поражения слизистой толстой кишки (язвенного колита) у человека форсированные движения будут происходить фактически постоянно.

Особенности строения толстой кишки

Речь пойдет об анатомии толстого кишечника: какие особенности у толстой кишки?

Анатомия толстой кишки: ободочная кишка и ее строение

Общие характеристики

Толстый кишечник в брюшной полости формирует как бы «рамку» вокруг петель тонкого кишечника. Толстая кишка является конечным отделом пищеварительной системы и отвечает за поглощение солей (в основном — соли натрия) и воды. Содержит большое количество микроорганизмов как по общему числу, так и разнообразию. Длина толстого кишечника составляет около 150 см
Тонкий кишечник заканчивается илеоцекальным клапаном или Баугиниевой заслонкой, впадая в купол слепой кишки. Слепая кишка находится в правой подвздошной ямке, за которой следует восходящая, поперечная, нисходящая и сигмовидная кишка. Сигмовидная кишка переходит в прямую, заканчивающуюся анальным отверстием. Ободочной называют весь толстый кишечник, за исключением прямой кишки и анального канала. Прямая кишка имеет ряд особенностей как по анатомии, так и по функции и лучше ее описать отдельно.
Поперечная ободочная кишка четко ограничена левым и правым изгибом (селезеночным и печеночным углами соответственно).

Вообще, на операции определить отделы толстого кишечника очень сложно, так как по размеру они могут не отличаться. А вот от тонкой толстая кишка отличается заметно. Нужно просто знать ее анатомические особенности.

Анатомические признаки толстого кишечника

Гаустры

Гаустры толстой кишки являются характерными для нее образованиями, так сказать, ее «визитная карточка». Представляют собой характерные сферические мешочки, ограниченные друг от друга полулунными складками, хорошо видимыми изнутри кишки. И хотя гаустры есть следствие сокращения гладкой мускулатуры (на трупах в секционной они не так четко определяются), они хорошо идентифицируются при рентгенографии и хирургических вмешательствах.

Гаустры прекрасно определяются на ирригоскопии

Тении (ленты)

Структура кишечной стенки толстой кишки (в отличие от тонкой) — не имеет полного внешнего продольного слоя по всей окружности стенки. Наружный мышечный слой сконцентрирован в три продольные ленты — тении, хорошо определяемые невооруженным глазом. В толстом кишечнике выделяют три таких:
— Tenia mesocolica (брыжеечная лента)
— Tenia omentalis (сальниковая лента)
— Tenia libera (свободная лента)
Эти мышечные полоски непрерывны как в восходящем, так и нисходящем отделе кишки. В области купола слепой кишки они встречаются, четко «указывая» на червеобразный отросток, что может облегчить его поиск. Идем по кишке и ищем место схождения мышечных лент. Однако лент нет ни в аппендиксе, ни в прямой кишке. А в сигмовидной кишке есть только две ленты.

Толстокишечные придатки (processus epiploicae, или жировые подвески)

Представляют собой небольшие выпуклости толстой кишки, стенка которых состоит из серозного и субсерозного слоя, заполненные жировой тканью. Для хирурга важно, что в них содержатся терминальные ветви брыжеечных артерий и их хирургического удаления следует избегать.

Отделы ободочной кишки

Слепая кишка

Представляет собой направленный вниз слепой мешочек толстой кишки (так называемый купол слепой кишки), ограничивающийся от восходящей кишки сфинктером Бузи. В слепую кишку открывается подвздошная кишка с помощью илеоцекального отверстия — клапана Тульпы, или Баугиниевой заслонки. Этот клапан очень важен: он разграничивает совершенно разные в физиологическом плане отделы кишечника. Благодаря ему содержимое кишечника движется в одном направлении. Именно илеоцекальному клапану часто приписывают характерное урчание в животе («песня илеоцекального клапана»). Как уже отмечалось, на куполе слепой кишки сходятся три мышечные ленты, отмечая основание червеобразного отростка.

У мужчин самая нижняя часть купола слепой кишки находится на уровне передней-верхней ости правой подвздошной кости. Этот выступ обычно легко прощупывается. Вертикаль же можно провести по середине паховой связки. У женщин высота купола слепой кишки чуть ниже, чем у мужчин и при беременности слепая кишка перемещается выше.
Слепая кишка полностью и частично покрыта брюшиной. В последнем случае она малоподвижна и тогда говорят о «caecum fixatum». При полностью внутрибрюшном расположении (интраперитонеальное расположение) слепая кишка имеет небольшую, около 4 см, брыжейку. Реже бывает так, когда конечный отдел подвздошной кишки вместе со слепой и восходящей кишкой имеют общую брыжейку. И тогда слепая кишка очень подвижна — «caecum mobile».
Диаметр слепой кишки 6-8 см. Это самый широкий отдел толстого кишечника. В области илеоцекального клапана, сверху и снизу имеются верхний и нижний илеоцекальные карманы, в которые могут попадать петли тонкого кишечника, т.н внутренние грыжи, очень сложно диагностируемые.

Слепая кишка обычно «урчит» при пальпации. Причина в илеоцекальном клапане

Анатомия восходящей ободочной кишки

Восходящая ободочная кишка (colon ascendens) располагается вертикально в правых отделах живота. Длина ее 12-20 см. Снизу границей со слепой кишки является сфинктер Бузи (довольно часто определяемый при колоноскопии). Восходящая ободочная кишка сверху переходит в поперечную кишку, формируя печеночный изгиб, flexura coli dextra (в отличие от левого, этот изгиб идет приблизительно под прямым углом). Восходящий отдел толстой кишки (также как и нисходящий) плотно фиксирован к задней стенке брюшной полости и покрыт брюшиной только с трех сторон. Вверху задняя стенка кишки прилежит к правой почке.

Строение поперечной ободочной кишки

Поперечная ободочная кишка проходит из правых отделов живота в левые, несколько свисая посередине (при колоноптозе, длинной поперечной кишке может спускаться до малого таза). Заканчивается в левых отделах, формируя селезеночный изгиб, flexura coli dextra, идущий под небольшим острым углом. Иногда это приводит к развитию патологического состояние — синдрома Пайра. Чаще всего к этому приводит очень длинная поперечная ободочная кишка: в таком случае ее средняя часть опускается вплоть до малого таза.

Нисходящая ободочная кишка

Начинается от селезеночного изгиба и идет до перехода в сигмовидную кишку. Располагается вертикально в левых отделах живота. Покрыта брюшиной с трех сторон, как и восходящая у 2/3 людей. У остальной трети имеет маленькую брыжейку. В отличие от предыдущих отделов толстой кишки, где активно идет всасывание воды, функция нисходящей ободочной кишки — хранить отходы до тех пор, пока их можно будет удалить из организма. Здесь начинают формироваться и уплотняться каловые массы. Довольно часто поражается при неспецифическом язвенном колите.

Анатомия сигмовидной кишки

Сигмовидная, потому что формирует петлю S-образной формы, напоминающую греческую букву «сигма». Длина в среднем 35-40 см. Но бывает и до 90 см (долихосигма — довольно частое состояние). Расположена в полости таза и очень подвижна. Ее задача заключается в дальнейшем формировании каловых масс. Кроме того, характерный изгиб кишки имеет важное физиологическое значение: позволяет скапливать газы в верхней части арки и выводить их наружу без выделения фекалий одновременно. В сигмовидной кишке чаще всего встречаются дивертикулы. Кроме того, ввиду своей подвижности, сигмовидная кишка может быть причиной странгуляционной кишечной непроходимости («заворота кишок»). И еще. Вопреки заблуждениям: резервуаром кала является не прямая, а сигмовидная кишка. В прямую кишку каловые массы поступают из сигмовидной непосредственно «в процессе».

Лимфатическая система толстого кишечника

Лимфоотток имеет большое значение как возможный путь метастазирования злокачественных опухолей. Лимфа собирается от слепой кишки, аппендикса, восходящей и поперечной толстой кишки в брыжеечные лимфатические узлы. Лимфоотток от нисходящей, сигмовидной и прямой кишки собирается в парааортальные лимфатические узлы. От поперечной кишки отток идет в панкреатодуоденальные и селезеночные лимфатические узлы. При различных кишечных инфекциях лимфатические узлы могут воспаляться (особенно у детей). В таких случаях речь идет о мезадените, который нередко ставит перед врачом сложную диагностическую задачу, имитируя острую хирургическую патологию.

Иннервация толстой кишки

В поперечной ободочной кишке, слева, имеется непостоянное мышечное утолщение — сфинктер Кэннона-Бема (или левый сфинктер Кэннона, кстати, когда писал о сфинктерах толстой кишки, то писал о более постоянном — правом). Это область является границей кишки в эмбриологическом плане и здесь происходит пересечение ветвей блуждающего нерва (иннервирует все что «до») и сакральных парасимпатических нервов (иннервация толстой кишки после сфинктера).
Вообще, если говорить о физиологии кишечника, то ряд функций, например, перистальтика, могут осуществляться автономно. Причем в толстом кишечнике возможна «ретроперистальтика», когда кишечное содержимое перемещается назад. Автономность перистальтики обеспечивают собственные нервные сплетения: подслизистое сплетение Мейсснера и Шабадаха (Schabadach) и мышечное сплетение Ауэрбаха. Наследственное поражение этих сплетений приводит к болезни Гиршпрунга, когда стенка толстой кишки теряет тонус и очень сильно растягивается. Иннервация прямой кишки осуществляется более сложными рефлексами и центр этих рефлексов располагается в конусе спинного мозга (почему повреждения позвоночника могут приводить к недержанию).

Кровообращение толстого кишечника

Приток крови осуществляется мощными сосудами, отходящими от аорты: верхней и нижней брыжеечной артерией. При попадании тромба (сформировавшегося, например, при мерцательной аритмии в предсердии сердца) в один из этих сосудов развивается очень тяжелое неотложное заболевание — мезентериотромбоз. Последствия очень часто фатальны. А вот с мелкими артериями, питающими кишку все намного лучше за счет многочисленных анастомозов. Как кружевные петли, они обеспечивают непрерывный кровоток при перистальтике и постоянном смещении кишечных петель. При массивном атеросклерозе же может развиваться заболевание — ишемический колит. Или «брюшная жаба»: по аналогии с болями за грудиной при ишемии сердечной мышцы — «грудной жабе». Между бассейнами верхней и нижней брыжеечных артерий в области селезеночного угла имеется анастомоз — дуга Риолана.

Весь венозный отток собирается в воротную вену и идет через «фильтр» — печень. Исключение — небольшая часть крови минует печень в прямой кишке, где есть т.н. портокавальные анастомозы. Кровь поступает «мимо» печени в нижнюю полую вену. Это может иметь значение при ректальном введении лекарственных средств.

Гистологическое строение толстой кишки

Кишечник как орган, если представить максимально просто, представляет собой полую гибкую трубку, причем многослойную. Внутренний, слизистый слой обеспечивает всасывание питательных веществ и воды, а также обеспечивает иммунный барьер от обитающей в кишечном содержимом богатой микрофлоры. Под этим слоем располагается подслизистый слой, обеспечивающий прочность кишечной стенки. Мышечные слои обеспечивают перистальтику, а также (в основном, в толстой кишке) — перемешивание кишечного содержимого. Снаружи нужна гладкая поверхность, не так ли? Минимум трения между подвижными кишечными петлями обеспечивает брюшина — гладкая серозная оболочка.
Вообще, как для тонкого, так и для толстого кишечника характерен одинаковый состав слоев клеточной стенки. То есть слои те же, но у толстого кишечника есть свои особенности:
— слизистая толстой кишки имеет гладкую поверхность (нет кишечных ворсинок)
— внешний гладкий мышечный слой собран в ленты — тении
— имеются различия в клеточной структуре эпителия
— складчатость стенки формируется за счет всех слоев стенки (в отличие от ворсин тонкой кишки).

Гистологические слои толстой кишки содержат:
— слизистая оболочка (mucosa)
— подслизистый слой (tela submucosa)
— мышечный слой (tela muscularis propria)
— субсерозный слой (tela subserosa)
— серозная оболочка, или брюшина (tunica serosa)

Слизистый слой толстой кишки. Это внутренний слой, содержащий большое количество крипт (крипты Либеркюна). Это углубления поверхности, в которых имеется большое количество желез. Эти железы намного лучше развиты, чем в тонком кишечнике. Клеточный состав представлен эпителиальными клетками, которые обеспечивают всасывание натрия и воды, бокаловидными клетками, вырабатывающими слизь (в качестве смазки), а также стволовыми клетками в глубине крипт, которые постоянно делятся и восстанавливают кишечный эпителий. Встречаются также эндокринные (энтерохромаффинные) клетки, синтезирующие гормоны. Все это выполняет основные задачи: забрать из кишечного содержимого излишки воды и минеральные вещества, обеспечить надежный барьер от микробов. К тому же слизь бережет саму слизистую от травматизации (ведь содержимое становится все плотнее).

Читайте также:  Андрогены это гормоны: что такое андрогены и как их понизить

Подслизистый слой. Это слой свободной соединительной ткани, содержащий единичные лимфатические фолликулы, кровеносные сосуды и нервы. Это самый прочный слой кишки (и нет, не мышечный). Применяемый еще Галеном кетгут — шовный материал получали из этого слоя кишки овец. У аппендикса в этом слое расположено большое количество лимфоидной ткани («миндалина брюшной полости»). При наложении кишечного шва стежки нитей захватывают этот слой.

Мышечный слой. Состоит из двух слоев и внешний слой собран в три ленты. Внутренний слой участвует в формировании полулунных инвагинаций (полулунных складок). В тонком кишечнике мышечный слой более равномерен. И ход мышечных сокращений напоминает волну (так и говорят — перистальтическая волна). Для мышечных сокращений в толстой кишке характерно наличие «обратного хода», когда волна перистальтики идет назад. Так, например бывает в сигмовидной кишке, когда нередко пропадает позыв в дефекации, если «перетерпеть».

Субсерозный слой. Это тонкий слой жировой и соединительной ткани, расположенный под брюшиной. Из этого слоя формируются жировые подвески (appendices epiploicae). Такие тонкие жировые прослойки обеспечивают небольшую подвижность слоев кишки друг относительно друга.

Серозный слой. Это тончайший слой, выполненный плоским эпителием (мезотелием). Обеспечивает гладость внешней поверхности кишечника. Очень нежный и легко повреждается при хирургических вмешательствах, приводя к развитию спаек. При инфекционном поражении развивается перитонит.

Если вы нашли опечатку в тексте, пожалуйста, сообщите мне об этом. Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Случай ультразвуковой диагностики дивертикулита толстой кишки

Журнал “SonoAce Ultrasound”

Медицинский журнал по ультрасонографии – бесплатная подписка (для врачей УЗД).

Введение

По данным литературы, распространенность дивертикулеза толстой кишки в разных странах достигает 30% во всей популяции и 40% среди лиц старше 70 лет [1, 2, 4].

Дивертикулы локализуются в разных отделах толстой кишки с разной частотой: в сигмовидной – у 60-85% больных, в нисходящей ободочной – у 13-24%, в поперечной ободочной – у 5%, в восходящей – у 6-17%, в слепой кишке – у 3% больных. Тотальное поражение ободочной кишки встречается довольно редко и, по статистическим данным, его частота не превышает 5% [3].

Наибольшая частота образования дивертикулов именно в сигмовидной кишке объясняется тем, что диаметр ее просвета меньше, поэтому напряжение стенки во время перистальтических движений, как и внутрипросветное давление, больше.

Дивертикул возникает в результате выпячивания слизистой оболочки сквозь мышечный слой стенки кишки в ее наиболее слабых местах. Современные представления о дивертикулярной болезни базируются на ведущей роли сосудистого фактора в ее развитии: при спазме мышечного слоя происходит сдавление внутристеночных сосудов с нарушением микроциркуляции – ишемия и замедление венозного оттока. Все указанное выше приводит к дистрофическим изменениям и расширению околососудистых пространств, которые впоследствии становятся устьями дивертикулов. Таким образом, дивертикулы – это конечное проявление болезни кишечной стенки, разволокнения циркулярного мышечного слоя, атрофии и расширения его в слабых местах (в зоне перфорантных сосудов).

В большинстве случаев болезнь протекает без каких-либо клинических симптомов, осложнения развиваются у 10-20% заболевших. Среди осложнений преобладает острый дивертикулит (60%), реже встречаются перидивертикулярный инфильтрат (11,9%), абсцесс (7,1%), кишечное кровоточение (15,1%), перфорация (4,9%) и кишечная непроходимость (1,0%) [3].

Наиболее частыми симптомами дивертикулита являются внезапный приступ болей в животе и нарушение стула. Поскольку дивертикулы и соответственно дивертикулит могут возникать в любом отделе толстой кишки, симптомы дивертикулита могут напоминать самые разные заболевания: от язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, острого аппендицита, ишемии кишки, кишечной непроходимости, рака толстой кишки до почечной колики и аднексита. Признаки воспаления, такие как лихорадка и лейкоцитоз, помогают отличить дивертикулит от спастических болей при синдроме раздраженной кишки [5].

Помимо клинических и лабораторных исследований, важную роль при постановке диагноза дивертикулита играют инструментальные исследования, перечисляемые обычно в следующем порядке: обзорная рентгенография органов брюшной полости, ирригоскопия, компьютерная томография, ультразвуковое исследование и эндоскопия. Однако в последние годы, отмеченные накоплением опыта ультразвукового исследования полых органов, эта последовательность может быть пересмотрена. В связи с изложенным выше считаем необходимым представить следующее клиническое наблюдение.

Клиническое наблюдение

Пациентка Б., 1944 года рождения, обратилась к гастроэнтерологу поликлиники с жалобами на постоянные ноющие боли средней интенсивности в левых нижних отделах живота, продолжающиеся в течение 2 дней после погрешности в диете, повышение температуры тела до 38,5°С, общую слабость, недомогание. Данные анамнеза: 10 лет назад – комбинированное лечение по поводу рака правой молочной железы I стадии (РМЭ+ЛТ+ГТ), гипертоническая болезнь 2-й стадии, сахарный диабет 2-го типа средней тяжести, диабетическая полинейропатия, хронический гастродуоденит, состояние после экстирпации матки с придатками по поводу миомы.

При осмотре состояние пациентки относительно удовлетворительное. Кожные покровы и видимые слизистые оболочки нормальной окраски. Живот при пальпации мягкий, болезненный по ходу нисходящего отдела толстой кишки, в левой подвздошной области. Печень не увеличена, не пальпируется. “Пузырные” симптомы отрицательные. Запор в течение 2 дней. Симптом Пастернацкого отрицательный с обеих сторон. Дизурии нет. В срочном общем анализе крови умеренный лейкоцитоз (9700).

С подозрением на дивертикулит больная была направлена на срочное ультразвуковое исследование (УЗИ) органов брюшной полости, почек и органов малого таза. Исследование было выполнено на современном аппарате конвексным датчиком 3,5 МГц, линейным датчиком 7,5 МГц и эндовагинальным датчиком с переменной частотой 5,0-7,5 МГц с использованием цветового и энергетического допплеровского картирования.

При УЗИ были выявлены диффузные изменения печени и поджелудочной железы, признаки хронического бескаменного холецистита, ангиомиолипома левой почки (без динамики за несколько лет), состояние после экстирпации матки с придатками. В левой подвздошной области соответственно зоне максимальной пальпаторной болезненности на протяжении 9 см отмечалось утолщение стенок толстой кишки до 6-7 мм (рис. 1). Перистальтика кишки отсутствовала, гаустрация была слабо выражена, при этом визуализировалось несколько болезненных при надавливании датчиком выпячиваний пониженной эхогенности, размером от 7 до 20 мм (рис. 2, а, б) с тонкой стенкой до 0,9-1,1 мм и наличием в некоторых из них фрагментов кишечного содержимого и газа (рис. 3, а, б).

“Симптом пораженного полого органа”.

а) Продольный срез.

б) Поперечный срез.

а) Продольный срез.

б) Поперечный срез.

При трансвагинальном УЗИ (рис. 4) также визуализировался фрагмент толстой кишки с утолщенными гипоэхогенными стенками и несколькими округлыми дивертикулами до 1 см в диаметре. Контуры одного из дивертикулов были неровными, он имел звездчатую форму. Отмечались утолщение и повышение эхогенности околокишечной жировой клетчатки по сравнению с контралатеральной стороной. При осмотре в режиме УЗ ангиографии утолщенная стенка кишки и дивертикулы были аваскулярными, окружающая клетчатка – гиперваскулярной.

Рис. 4. Эхографическая картина дивертикулита. Трансвагинальное исследование конвексным датчиком 7,5 МГц.

С подозрением на острый дивертикулит пациентка была госпитализирована в проктологическое отделение ЦКБ. Через 4 дня после лечения спазмолитиками, антибиотиками болевой синдром был купирован и больная выписана для планового амбулаторного дообследования.

При ирригоскопии, проведенной через 4 нед после выписки пациентки из стационара (рис. 5), толстая кишка исследована в условиях двойного контрастирования. Бариевой взвесью и воздухом заполнились все отделы и обычно расположенный червеобразный отросток. В тонкую кишку бариевая взвесь не проникла. Сигмовидная кишка была удлинена. Расположение петель обычное, контуры ровные, четкие, стенки эластичные. Гаустрация хорошо выражена, в левой половине неравномерная. В левой половине, преимущественно в сигмовидной кишке, выявлены множественные разнокалиберные дивертикулы, в области печеночного изгиба – одиночные мелкие дивертикулы. Деформаций кишки, сужения просвета, внутрипросветных образований не обнаружено. Опорожнение кишки неполное, неравномерное. Заключение: дивертикулез толстой кишки с преимущественным поражением левых отделов.

Рис. 5. Рентгенологическая картина дивертикулеза толстой кишки. Ирригоскопия в условиях двойного контрастирования.

Во время контрольного УЗИ через 6 мес при осмотре левой подвздошной области толщина стенок нисходящего отдела толстой и сигмовидной кишки не превышала 3-5 мм (рис. 6, а, б), при наблюдении в течение 1 года признаков рецидива не отмечено.

а) Продольный срез.

б) Поперечный срез.

Обсуждение

Предрасполагающими факторами развития дивертикулита считаются пожилой возраст (наиболее значимый фактор), кортикостероидная и иммуносупрессивная терапия, хроническая почечная недостаточность.

Как правило, обследование таких пациентов начинается с обзорной рентгенографии органов брюшной полости, которая позволяет обнаружить кишечную непроходимость, парез кишки, опухолевидное образование, признаки ишемии и перфорации кишки. Таким образом, метод эффективен фактически при наступлении осложнений острого дивертикулита.

Ирригоскопия может привести к обострению заболевания и оказаться скорее вредной, чем полезной, поскольку попадание в брюшную полость бария в случае перфорации дивертикула может вызвать химический перитонит. Однако проведенные специальные исследования подтвердили, что ирригоскопия может не навредить пациенту и действительно принести большую пользу при применении водорастворимых контрастных веществ. При дивертикулите легкой и средней степени тяжести, когда диагноз до конца неясен, рентгеноскопия с водорастворимым контрастным веществом безопасна и оказывает большую помощь; при тяжелой степени заболевания обследование целесообразно отложить на 6-8 нед. Таким образом, метод имеет ряд ограничений, связанных с острым периодом болезни.

Колоноскопия, кроме определения наличия дивертикулов, позволяет уточнить протяженность воспалительных изменений в просвете кишки, расположение дивертикулов и состояние их слизистой оболочки: гиперемию и отек слизистой оболочки в области дивертикулов, наличие гноя в кишке. Однако острый дивертикулит является относительным противопоказанием к проведению эндоскопического исследования, так как сами манипуляции эндоскопом и раздувание кишки воздухом могут привести к перфорации дивертикулов и развитию абсцесса или перитонита. Колоноскопию следует выполнять только в тех случаях, когда диагноз неясен и дифференциальная диагностика проводится между обтурирующей опухолью, ишемией кишки, воспалительными заболеваниями кишки и инфекционным колитом. Таким образом, метод имеет практически те же ограничения, что и рентгеноконтрастное исследование.

Компьютерную томографию выполняют во всех случаях дивертикулита с пальпируемым опухолевидным образованием в животе или клинически выраженной интоксикацией, при отсутствии эффекта консервативной терапии; она является методом выбора при диагностике осложненного дивертикулита. компьютерная томография позволяет внимательно осмотреть не только стенку кишки, но также органы и ткани за ее пределами, помогает обнаружить заболевания, не связанные с дивертикулитом, такие как ишемический колит, мезентериальный тромбоз, тубоовариальный абсцесс и панкреатит. Диагностическими критериями острого дивертикулита при компьютерной томографии являются локальное утолщение стенки толстой кишки (более 5 мм), воспаление околокишечной жировой клетчатки или наличие околокишечного абсцесса. Метод хотя и не имеет ограничений, связанных с острым периодом болезни, все же не может конкурировать с УЗИ по доступности для населения.

Ультразвуковое сканирование является наиболее безопасным неинвазивным методом диагностики острого дивертикулита, который можно применять на любой стадии заболевания. Недостаточная информативность этого исследования является следствием содержания большого количества газов в кишке. Ложноотрицательные результаты отмечаются в 20-25% наблюдений при отсутствии ложноположительных заключений. Результат исследования в значительной степени зависит от квалификации врача: при проведении опытным исследователем чувствительность составляет 74,2%. Результаты ультразвукового обследования бывают близки к результатам компьютерной томографии. При этом у пациентов с дивертикулитом могут быть выявлены утолщение стенки кишки с наличием мешотчатых или треугольной формы образований, выходящих за контур измененного сегмента кишки, инфильтрация околокишечной жировой клетчатки, внутристеночные свищи, стеноз ободочной кишки с характерными изменениями диаметра просвета: сужение на разном протяжении с утолщенной за счет мышечного слоя стенкой и супрастенотическое расширение. Стриктуры кишки, развившиеся вследствие злокачественной опухоли, характеризуются резкими границами с обеих сторон, в то время как стриктуры, развившиеся в результате дивертикулита, отличаются более плавными контурами и большей протяженностью [4, 6, 7].

В приведенном наблюдении при УЗИ визуализировались множественные выпячивания истонченной кишечной стенки. На участках утолщенной стенки между дивертикулами и в самих дивертикулах сосудистый рисунок был обеднен или не визуализировался, что подтверждает роль сосудистого фактора в развитии болезни: сдавление внутристеночных сосудов с нарушением микроциркуляции, наличие ишемии и замедления венозного оттока. Некоторые дивертикулы были заполнены гомогенным аваскулярным содержимым средней эхогенности, без признаков внутрипросветного движения, так что содержимое сливалось с изображением стенки. В других дивертикулах пузырьки газа, выступая в качестве естественного контраста, позволили детально рассмотреть истонченную до 0,9-1,1 мм стенку кишки, лишенную гипоэхогенного мышечного слоя. Форма этих дивертикулов приближалась к шаровидной, устье было меньше, чем диаметр дивертикула. Однако встречались и выпячивания в форме конусов, с устьями, превышающими размеры самого дивертикула, в них прослеживалось продолжение гипоэхогенного мышечного слоя стенки.

Очевидно, эта разница в ультразвуковом изображении дивертикулов отражает стадии их формирования: округлые с истонченной стенкой и отсутствием в ней мышечного слоя – это сформированные дивертикулы, в то время как другие, в которых еще прослеживается мышечный слой или его фрагменты, – дивертикулы на стадии формирования.

Таким образом, газ в кишке может быть не только препятствием к адекватной визуализации, но и, являясь естественным контрастным средством, существенно обогащает ультразвуковую картину.

Выводы

При синдроме абдоминальной боли УЗИ является наиболее безопасным неинвазивным методом диагностики, который можно применять на любой стадии заболевания, оно дает важную информацию и должно использоваться при подозрении, в частности, на дивертикулит в амбулаторно-поликлинических условиях во всех случаях.

Литература

  1. Воробьев Г.И., Жученко А.П., Ачкасов С.И. и др. Прогнозирование развития повторных воспалительных осложнений после эпизода острого дивертикулита // Материалы Второго съезда колопроктологов России с международным участием “Актуальные вопросы колопроктологии”. Уфа, 2007. С. 405-406.
  2. Тимербулатов В.М., Фаязов Р.Р., Мехдиев Д.И. и др. Собственный опыт лечения осложненных форм дивертикулярной болезни толстой кишки // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2009. N5. С. 68-71.
  3. Халилов Х.С., Хаджимухамедов Н.А. Результаты диагностики и лечения осложненных форм дивертикулеза толстой кишки // Сб. тез. Первой международной конф. по торакоабдоминальной хирургии. М., 2008. С 42-43.
  4. Воробьев Г.И., Орлова Л.П., Жученко А.П., Капуллер Л.Л. Ультразвуковые признаки дивертикулярной болезни ободочной кишки // Колопроктология. 2008. N1. С. 7-8.
  5. Murphy T., Hunt R.H., Fried M.D. et al // Diverticular disease. WGO-OMGE Global Guidelines. 2005. P. 44-49.
  6. Орлова Л.П., Трубачева Ю.Л., Маркова Е.В. Ультразвуковая семиотика дивертикулярной болезни ободочной кишки и ее хронических воспалительных осложнений // Ультразвуковая и функциональная диагностика. 2008. N3. C. 18-25.
  7. Сацукевич В.Н., Назаренко В.А. Клиническая и ультразвуковая диагностика дивертикулита толстой кишки и его осложнений // Хирургия. 2005. N5. С. 47-50.

Журнал “SonoAce Ultrasound”

Медицинский журнал по ультрасонографии – бесплатная подписка (для врачей УЗД).

Гаустрация: что такое и как происходит гаустрация толстой кишки и кишечника

Анатомо-физиологические особенности толстой кишки в рентгеновском изображении.
Черненко А.Н., Жук Е.Г.
Кафедра лучевой диагностики БелМАПО
(Материалы конференции 2001: 97-102)

Читайте также:  Десенсибилизация при аллергии и в психологии это систематическая десенсибилизация у детей

Толстая кишка – дистальный отрезок пищеварительного тракта. Ее длина колеблется от 150 до 200 см, а ширина – от 3 до 8 см. Она состоит из двух отделов – ободочной кишки, расположенной по краям брюшной полости, и прямой кишки, находящейся вне брюшной полости и окруженной клетчаткой малого таза.

Ободочная кишка в свою очередь делится на 5 отрезков – слепую, восходящую, поперечную, нисходящую и сигмовидную кишки. Некоторые анатомы дополнительно выделяют короткий отрезок, расположенный на границе сигмовидной и прямой кишок – ректосигмоидальный отдел.

Стенки толстой кишки состоят из слизистой оболочки, подслизистого и мышечного слоев. Последний содержит циркулярные и продольные волокна. Циркулярные мышцы распределены относительно равномерно на всем протяжении кишки, продольные мышцы сконцентрированы в три мощные ленты, расположенные на равном расстоянии друг от друга. В связи с тем, что эти ленты значительно короче длинника кишки, последняя образует множественные гаустры, придающие ей форму гармошки.

По данным А.Н. Михайлова (1994), гаустры слепой кишки слабо выражены, видны как крупные округлые выпячивания стенки, разнообразные по длиннику. Чаще обнаруживаются 1-2 гигантские гаустры шириной 2,5-4 см, реже – мелкие гаустры.

В восходящей кишке гаустры имеют вид крупных, но сравнительно поверхностных выпячиваний с образованием как бы волнообразного контура. Число их колеблется от 6 до 16 (в среднем 10), ширина от 1 до 5 (2,4+0,1)см. Диаметр интергаустральных промежутков от 2 до 8 (3,5+0,1) см.

Резче всего гаустры выражены в области поперечной ободочной кишки и напоминают гирлянду. Количество варьирует от 10 до 35 (в среднем около 22), шириной от 1 до 3 (1,6+0,6) см. Диаметр интергаустральных промежутков в пределах 1-5 (2,5+0,1) см. В нисходящей и сигмовидной кишках гаустры более плоские.

В нисходящей кишке их может быть от 11 до 30 (в среднем около 19) шириной от 1 до 3 (1,6+0,1) см. Диаметр интергаустральных промежутков – от 1 до 5 (в среднем 2,4+0,1) см.

Число гаустр в сигмовидной кишке зависит от ее длины. Их насчитывается от 9 до 35 (в среднем около 18), шириной от 1 до 3 (1,6+0,6) см. Диаметр интергаустральных промежутков от 1 до 4 см, в среднем 1,9+0,1см.

Толстая кишка всегда находится в состоянии определенного тонуса, являющегося функцией мышечного аппарата, регулируемого нервной системой.

Наряду с иннервацией толстой кишки, обеспечиваемой ветвями блуждающего нерва и симпатическими антагонистами, в толще кишки имеются два нервных сплетения – Мейсснеровское в подслизистом слое и Ауэрбаховское между циркулярными и продольными мышцами – придающие толстой кишке известную физиологическую автономию.

На протяжении толстой кишки имеется ряд сфинктеров. Спазм какого-либо из этих сфинктеров может затруднить прохождение бариевой взвеси и создать ложное впечатление об органической структуре кишки. В некоторых случаях для исключения стеноза приходится прибегать к введению фармакодинамических препаратов, расслабляющих гладкую мускулатуру кишки (атропин, метацин и др.).

Толстая кишка является резервуаром остаточных продуктов пищеварения, органом, формирующим и эвакуирующим каловые массы. В правой половине толстой кишки наблюдается довольно интенсивное всасывание. Кроме того, эта кишка является важным экскреторным органом; в частности, она выделяет мышьяк, железо, кальций, фосфор, висмут, ртуть, а также различные ядовитые вещества при уремии.

В связи со сложной функциональной активностью толстой кишке свойственна выраженная моторная деятельность. К ней относятся перистальтические волны, маятникообразпые движения, способствующие перемешиванию содержимого; последовательные сокращения, расширения и перемещения гаустр, а также так называемые большие сокращения, играющие основную роль в продвижении каловых масс и акте дефекации.

Несколько схематизируя, можно представить эту функцию следующим образом.

Перистальтические волны и активное сокращение дистальных петель подвздошной кишки способствуют продвижению содержимого в слепую и восходящую кишки. Когда оно достигает печеночного перегиба, происходит систолическое сокращение слепой кишки, сопровождающееся некоторым смешением ее кверху. Сокращение слепой кишки и выраженная перистальтика восходящей кишки проталкивают содержимое через печеночный перегиб в поперечно-ободочную кишку. Данное обстоятельство приводит к формированию на этом уровне глубокой гаустрации и укорочению поперечно-ободочной кишки за счет сокращения пучков продольной мускулатуры. При этом отмечается продвижение каловых масс в каудальном направлении, а часть содержимого возвращается в восходящую и слепую кишки. Повторное сокращение указанных отрезков толстой кишки снова проталкивает содержимое в поперечную кишку; в данном случае нередко наблюдается ретроградное заполнение дистальных петель подвздошной кишки и червеобразного отростка.

Дальнейшее сокращение поперечно-ободочной кишки и перемещение гаустр в каудальном направлении приводит к продвижению каловых масс в левую половину толстой кишки. Оно сопровождается укорочением кишки и сужением ее просвета, что в совокупности создает эффект насоса, способствующий пассажу каловых масс. При поступлении каловых масс в нисходящую кишку появляется глубокая и довольно редкая гаустрация, между отдельными гаустрами возникают продольные складки, облегчающие продвижение каловых масс к сигмовидной и прямой кишкам.

Наряду с описанными местными, региональными изменениями, способствующими перемешиванию содержимого, формированию и продвижению каловых масс, 2-3 раза в сутки наблюдаются так называемые большие сокращения. Речь идет о длительном сокращении всей правой половины толстой кишки, захватывающем слепую, восходящую кишку и правую треть поперечно-ободочной до сфинктера Кеннона. Каловые массы при этом перемещаются в левую половину толстой кишки, просвет которой расширяется. Гаустрация при больших сокращениях либо исчезает, либо становится поверхностной. Расширенная левая половина толстой кишки приобретает веретенообразную форму, а ее проксимальный отдел имеет форму конуса вершина которого направлена вправо.

Таким образом, эвакуация происходит благодаря перемещению содержимого сокращением одного сегмента (гаустра) в соседний сегмент, а оттуда – в следующий. В мультигаустральном пропульсивном сокращении участвуют 3 или более сегментов толстой кишки, которые функционируют как единое целое. Кольцевые сокращения возникают в виде межгаустральных складок и более или менее равномерно распространяются по кишечнику в обоих направлениях. Во время “перистальтики” продвижению фекальных масс предшествует растяжение и расслабление сегмента кишки.

Характер гаустрации отражает состояние нервных приборов, могущих дать рефлекторную реакцию в виде нарушений гармоничности в формировании типичной для данного отдела гаустрации.

При функциональной кишечной диспепсии на вводимое ретроградно контрастное вещество у больных наступает быстрая адаптация толстой кишки: формируются ее гаустры и появляются сокращения. Причем имеют место не только локальные и сегментарные спазмы, но сужаются и значительные по протяженности участки толстой кишки. Из-за раздражения кишки гаустральный рисунок все время меняется: гаустры носят неправильный, асимметричный характер. Распределение гаустр по ободочной кишке неравномерное. Участки с гаустральным спазмом часто чередуются с участками кишки, где контуры ее почти гладкие и гаустрация отсутствует. В местах спастических сокращений нередко отмечается зубчатость. Общая рентгенологическая картина толстой кишки в процессе исследования непостоянная.

При хроническом колите наблюдается сглаженность гаустр, их асимметрия; зазубренность контуров в одних случаях и ровность в других, увеличение их количества; усиление гаустрации в одних случаях и исчезновение в других.

Постоянным признаком язвенного неспецифического колита является изменение гаустрального рисунка. Гаустры деформируются, высота и ширина их становятся неравномерными, особенно заметно уменьшение высоты гаустр вплоть до полного их исчезновения.

В связи с вышесказанным, изучение гаустрального рисунка и обнаружение закономерностей его изменений при патологических состояниях может помочь в изучении патогенеза некоторых заболеваний толстой кишки и в диагностике этих состояний на более ранних этапах.

Колиты

Рентгенологическое распознавание колитов осуществляется путем применения исследования после приема контрастного вещества внутрь и введения контрастной клизмы.

Особое значение в рентгенодиагностике колитов имеют нарушения двигательной функции, которая может изменяться в связи с ускорением и замедлением времени опорожнения толстой кишки как в целом, так и на отдельных участках ее. При сегментарных колитах наблюдаются разрывы калового столба и неравномерность характера его продвижения. Разрывы калового столба могут быть обусловлены не только нарушениями его формирования и спазмами, но и тем, что при колитах нередко имеется избыточное образование газов, неравномерно распределяющихся по ходу контрастированной кишки. Это может сопровождаться неравномерно слабым контрастированием, что бывает связано с наличием небольшого количества жидкого контрастного кала. В таких случаях отмечается мраморность и линейность рисунка с отсутствием гаустрации. В отдельных случаях на фоне мраморности наблюдаются единичные бесформенные контрастные пятна, которые в какой-то степени отражают наличие язвенных изменений.

При введении контрастной клизмы в случаях выраженных колитов контрастная взвесь быстро заполняет толстую кишку, причем часто отмечаются суженность ее просвета и отсутствие гаустрации.

Неизмененные отделы кишки при этом расправляются нормально с сохранением гаустральных сегментаций, которые слабее выражены, чем при заполнении толстой кишки путем приема бариевой взвеси внутрь. Однако в непораженных отделах гаустрация может быть и резко выражена, отражая раздраженность этих участков в связи с наличием воспалительных изменений по соседству. При обнаружении на контурах заполнения контрастной клизмой кишки
зубчатости имеются основания для предположения о наличии язвенных изменений.

Для установления диагноза колита описанные выше признаки не являются безусловно патогномоничными. Их ценность заключается в том, что при соответствующих клинических и копрологических данных они характеризуют фон функциональных нарушений толстой кишки.

В диагностике колита большое значение имеет исследование рельефа слизистой оболочки толстой кишки. При наличии воспалительного процесса складки утолщаются и рельеф подвергается различным деформациям не только в результате набухания, но и на почве гиперпластических и атрофических изменений, а в случаях острого и обостряющегося хронического колита — и отека слизистой.

По картине рельефа слизистой в зависимости от степени выраженности воспалительных изменений различают три стадии колита (Knothe, 1932). К первой стадии относятся изменения, сопровождающиеся резким воспалительным отеком слизистой. Наряду с набухлостью нередко имеет место «изрытость» слизистой с углублениями неправильной формы, что может соответствовать изъязвлениям. Вместо обычных складок видны неравномерные выступы, обтекаемые небольшим количеством бария. На рентгенограмме это проявляется в виде полного исчезновения обычной картины на пораженном участке. В отдельных местах образуются подушкообразные набухания слизистой, выступающие в просвет кишки. Между ними образуются неправильной формы депо контрастной взвеси, характеризующие язвенные изменения (рис. 114).

Рис. 114. Колит I (рентгенограмма).

Резко выраженный отек слизистой толстой кишки.

Вторая стадия соответствует более тихому, но хронически протекающему воспалительному процессу. В этой стадии возникают стойкие деформативные изменения в виде крупно- и мелкобугристых набуханий, дающих картину островков просветлений и образующих «сотовый» рисунок. Рентгенологические проявления, характерные для второй стадии, могут наблюдаться длительный период, исчисляемый годами, нередко при хорошем субъективном состоянии больного. В период обострений на картину, характерную для второй стадии, напластываются изменения рельефа, встречающегося при первой стадии (рис. 115).

Рис. 115. Колит II (рентгенограмма).

Деформация рельефа слизистой толстой кишки (обострение хронической дизентерии).

Третья стадия проявляется в виде нодулярно-гиперпластических процессов, обычно свидетельствующих о хорошем точении. На рентгенограммах определяются мелкие просветления, указывающие на наличие большого количества узелков гиперплазированной слизистой. При этом отсутствуют набухания слизистой и другие изменения рельефа, что служит показателем угасания воспалительного процесса с тенденцией к приближению к нормальной слизистой.

Каждая из этих стадий указывает на определенную функционально-анатомическую фазу болезни, что разрешает рентгенологически судить о степени остроты процесса при возникновении заболевания, об обострениях хронически протекающего страдания, о ремиссии и анатомической локализации соответствующих изменений.

Атрофические состояния слизистой толстой кишки характеризуются сглаженностью складок, причем рельеф становится «нежным» при наличии деформативных изменений (рис. 116). Атрофическое состояние слизистой наблюдается главным образом при хронической дизентерии.

Рис. 116. Атрофическое состояние слизистой толстой кишки при хронической дизентерии (рентгенограмма).

При колитах слизистая непораженных или малоизмененных участков кишки всегда реагирует повышенной возбудимостью — ирритацией. В процессе лечения ирритативные изменения начинают исчезать первыми.

Рентгенологическое исследование играет весьма важную роль в диагностике неспецифического язвенного колита.

При легких формах неспецифического язвенного колита рентгенологическая картина весьма скудна и может характеризоваться некоторым утолщением складок слизистой и функциональными нарушениями в виде спазмов и ускоренной моторики на отдельных участках толстой кишки, что встречается и при вульгарных колитах. Этим самым малые проявления неспецифического язвенного колита лишены каких-либо характерных черт.

Выраженные формы характеризуются тем, что при заполнении кишечника контрастной клизмой определяется ригидность стенок, сопровождающаяся отсутствием гаустрации, неровностью и зазубренностью контуров. Бариевая взвесь вырисовывает негомогенную картину вследствие наличия псевдополипозных образований. В отдельных случаях кишка бывает суженной и укороченной. При исследовании слизистой после введения контрастной клизмы выявляется деформация рельефа, состоящего из неравномерно утолщенных и набухших складок, чередующихся с отдельными истонченными продольными складками. В местах скопления псевдополипозных образований рельеф имеет зернисто-петлистый вид (рис. 117). Особенно хорошо эти изменения выявляются при двойном контрастировании по Фишеру. Степень распространенности поражения, определяемая рентгенологически, соответственно характеризует тяжесть клинического течения заболевания.

Рис. 117. Неспецифический язвенный колит (рентгенограмма).
«Мраморная» деформация рельефа слизистой нисходящей части толстой кишки. Отсутствие гаустрации в участках, заполненных контрастной взвесью.

Рис. 118. Туберкулез илеоцекальной области, сморщивающая деформация дистального отдела подвздошной и слепой кишок. Рентгенограмма.

Из других воспалительных заболеваний толстой кишки представляет интерес туберкулезное поражение, главным образом слепой кишки, вернее илеоцекальной области (рис. 118). Это проявляется в виде функциональных изменений и своеобразного дефекта наполнения с образованием картины функционально-морфологического поражения, известного под названием симптома Штирлина. Этот симптом считается классическим для илеоцекального туберкулеза и наблюдается при выраженных проявлениях поражения. Он обнаруживается при исследовании желудочно-кишечного тракта путем перорального приема взвеси сернокислого бария, а также при введении контрастной клизмы.

При исследовании контрастной клизмой отмечаются отсутствие выраженности контуров гаустр и пониженная эластичность стенок, обнаруживаемая лучше всего при комбинированном исследовании путем введения воздуха в толстую кишку после частичного опорожнения ее от контрастной клизмы.

При пероральном введении контрастного вещества определяется разрыв калового столба, обусловленный ограниченным повышением
двигательной функции слепой и проксимального отдела восходящей части ободочной кишки.

Невыявляемость симптома Штирлина не означает отсутствия туберкулеза, в то время как определяемость его в большинстве случаев соответствует наличию туберкулезного процесса, однако он не является безусловно патогномоничным для туберкулеза. Необходимо учитывать, что симптом Штирлина может быть и при других заболеваниях неопластического и воспалительного характера (рак, неспецифическая гранулема, сифилис, актиномикоз).

Кроме симптома Штирлина, при илеоцекальном туберкулезе отмечается укорочение и уменьшение просвета слепой и восходящей кишки, причем гаустральная сегментация исчезает. Помимо этого, может встречаться зубчатость контура этих отделов, что может быть объяснено язвенными изменениями. Эти изменения могут выступать только при двойном контрастировании по Фишеру, если они являются краеобразующими. Следует указать на то, что в картине изменений при туберкулезе имеется много общего с неспецифическим язвенным колитом и различие их только на основании рентгенологических данных далеко не всегда возможно. Однако в противоположность неспецифическому колиту, который захватывает большие отрезки кишки и без резкой границы переходит к нормальным структурам, при туберкулезе отмечаются сегментарные поражения со сменой пораженных и непораженных участков.

Читайте также:  Атония это какое явление и как проявляется атония мочевого пузыря и кишечника

Хронический толстокишечный стаз (запор)

Профессор Нечай И.А.

Проблема хронического запора (ХЗ) является одной из наиболее актуальных в современной колопроктологии. В индустриально развитых странах Европы и Америки хроническими запорами страдают значительные контингенты населения. В структуре заболеваемости пациенты с ХЗ находятся на втором месте, уступая лишь геморрою (Ю.М. Милитарев, Е.С. Симкина 1986 г.). согласно другим статистическим данным ими страдает от 30 до 50% взрослого населения. Однако, было бы неправильным считать, что в возникновении хронических запоров повинна только урбанизация, изменение стереотипа питания и образа жизни современного человека. Упоминание о ХЗ можно найти в египетских манускриптах и в трудах врачевателей древней Эллады. Но до сих пор проблемы связанные с этиологией запоров, диагностикой и лечением остаются во многом не решенными.

В литературе встречаются различные термины для определения данного состояния: хронические запоры, хронические идиопатические запоры, спастический колит, хронический колостаз, синдром раздраженной кишки, дискинезия толстой кишки, медленная транзиторная кишка и другие. Термин «запор» и хронический запор часто встречаются в литературе, однако это не назологические формы и не симптом. Под этим обобщенным понятием понимается симптомокомплекс общих и желудочно-кишечных расстройств. Симптомы запора встречаются более чем при 50 различных нозологических формах и поэтому не отражают сути патологических изменений в толстой кишке, а, следовательно, термин «запор» не может быть использован для обозначения самостоятельного заболевания. Однако при первичном обращении больного к врачу, когда причины и патогенез состояния еще не раскрыты, такой термин может быть применен, как рабочий диагноз, требующий дальнейшего исследования больного.

Определения запора

Англоязычный учебник для врачей и студентов.

I Запор – затруднение опорожнения толстой кишки в течение 32 и более часов, то есть выделение кала менее 3 раз в неделю.

II Запор – это выделение кала реже 3 раз в неделю при этом каждая (минимум) четвертая дефекация затруднена и минимум при каждой четвертой дефекации каловые массы твердые.

БМЭ(1982 г.)

Запор это замедленное, затрудненное или систематически недостаточное опорожнение кишечника.

Справочник практического врача (1994г.)

Запор – полиэтиологический синдром длительной задержки дефекации.

Drossman 1982 г.

Хронический запор – это стойкое или интермиттирующее, продолжающееся более 6 месяцев, нарушение функции толстой кишки с урежением частоты стула до 3 и менее раз в неделю с вынужденным натуживанием, занимающее более 25% времени дефекации.

По данным литературы, транзит считается замедленным, если ВТКТ (время толстокишечного транзита) превышает 67 часов. Сегментарное время транзита определяется замедленным, если оно превышает 27 часов для правых отделов; 33 часа для левых отделов и 38 часов для ректосигмоидного отдела.

Запоры полиэтиологичны. Как правило, у каждого конкретного больного удается обнаруживать не одну, а несколько причин их возникновения и соответственно выявляются различные механизмы патогенеза. В конечном итоге имеет место либо нарушение кишечного транзита, либо эвакуации, либо расстройства носят комбинированный характер.

1 группа – кологенные запоры (пациенты с замедленным транзитом по ободочной кишке).

2 группа – проктогенные запоры (пациенты с нарушением опорожнения прямой кишки).

3 группа – смешанные запоры (пациенты с сочетанием указанных нарушений).

Кологенные запоры.

Нормальное время транзита содержимого от ротовой полости до анального отверстия составляет у здоровых людей в среднем 24 – 60 часов – как верхний предел нормы. У больных с ХЗ время транзита значительно увеличивается и составляет 60-120 часов и более. В некоторых случаях замедляется транзит во всех отделах толстой кишки или далее сегментах ее, при нормальном или ускоренном продвижении в других.

Алиментарный запор. Наиболее частой причиной нарушения кишечного транзита является нерациональное и неправильное питание. С повышением благосостояния населения и употреблением малошлаковой пищи, при неритмичных и неадекватных приемах ее, малоподвижном образе жизни, стрессовых ситуациях происходит снижение моторной активности толстой кишки, уменьшение массы фекалий и их уплотнение, что способствует развитию запора.

Психогенный запор. Вне зависимости от причины запоры инициируются или реализуются посредством нейроэндокринного аппарата. Нарушение регуляции на любом уровне может обусловить их возникновение. Это может быть:

  • Депрессия или иные психические расстройства.
  • Повреждения ЦНС
  • Повреждение поясничного и крестцового отделов спинного мозга
  • Повреждение тазовых парасимпатических нервов

Хронические запоры являются спутниками многих эндокринных заболеваний (эндокринный запор):

  • Гипотиреоз
  • Сахарный диабет
  • Заболевания паращитовидных желез
  • У женщин с низким уровнем эстрогенов

Важная роль в регуляции моторики толстой кишки принадлежит гастроинтестинальным полипептидам. Часть из них могут действовать как кишечные гормоны, другие – как местные химические агенты или нейротрансмиттеры. Они выявлены кроме пищеварительного тракта, в структурах центральной и периферической нервной системы.

Причастность стероидных гормонов к регуляции моторики кишечника бесспорна. Запоры, обусловленные замедлением кишечного транзита, при нормальных размерах кишки, во многом связывают с влиянием этих гормонов. В анамнезе таких больных чаще выявляются нерегулярные болезненные менструации, тяжелая ранняя беременность, гиперпролактинемия, снижение содержания эстрадиола в плазме крови. Таким образом, важнейшими медиаторами, регулирующими моторную активность кишечника, являются половые гормоны (прогестерон, эстроген) и может быть пролактин.

Эндогенные опиодные пептиды – энкефалин, эндорфин и др., выделяемые в желудочно-кишечном тракте и в головном мозге влияют на моторику и секрецию кишки, участвуют в регуляции чувства голода и аппетита, восприятие боли через опиатные рецепторы.

Запорам могут способствовать заболевания верхних отделов пищеварительного тракта, что можно объяснить рефлекторным влиянием (желудочно-толстокишечный рефлекс), пищевыми факторами или медикаментами.

К собственно кишечным причинам нарушения транзита относят:

  • Обструкцию (опухоль, воспалительные или рубцовые структуры, спайки, дивертикулез, осложненный дивертикулитом)
  • Повреждение структур мышечно-кишечных нервных сплетений (болезнь Гиршпрунга, болезнь Чагаса, идиопатический мегаколон, медленно-транзиторный запор, синдром Огильви)
  • Структурные нарушения в клетках гладкой мускулатуры (висцеральная миопатия, системный склероз)

Этот перечень этиологических факторов запоров свидетельствует о необычайной сложности механизмов их развития, взаимопереплетений патогенетических звеньев. Многие из перечисленных заболеваний и состояний будут рассмотрены в отдельных лекциях. Мне же хотелось остановиться на медленно-транзиторном запоре (МТЗ), как часто встречающемся.

МТЗ – состояние, характеризующееся снижением активной моторной деятельности кишки. Больные не испытывают позывы на дефекацию, но ощущают психологическую потребность в ней. У таких больных задержка стула может быть от недели до месяца. При пальцевом исследовании прямой кишки определяется нормальный тонус сфинктера. При ректороманоскопии – атрофическая слизистая бледно-розового цвета с нивелированными складками, снижением тонуса кишки. Могут быть гиперемия, отек, изменение сосудистого рисунка слизистой, появление слизи. При Rg – исследовании – отсутствие каких-либо неприятных ощущений при исследовании, быстрое заполнение контрастной массой всех отделов до слепой кишки. Просвет ее, как правило, расширен, гаустрация хорошо выражена, часто отмечается провисание толстой кишки вплоть до малого таза, с образованием острого угла в виде двустволки в области левого изгиба ободочной кишки. Рельеф слизистой после опорожнения имеет нормальный вид. Больные используют различные слабительные, увеличивая дозу их, которые постепенно становятся неэффективными. Слабительные, стимулируя активную моторную деятельность кишки, могут привести к полному исчезновению спонтанной кишечной моторики.

Проктогенные запоры.

Для выяснения причин эвакуаторных расстройств, которым принадлежит ведущая роль в генезе рефлекторных запоров, необходимо понять, как происходит нормальный естественный акт дефекации.

Кал попадает в прямую кишку, и при повышении внутрикишечного давления в прямой кишке стимулирует нервные рецепторы, инициируя этим начало акта дефекации. Растяжение прямой кишки (40-50 см водного столба) вызывает в начале временное, а по мере нарастания давления, устойчивое возникновение императивного позыва. При соответствующих социально-психологических условиях акт дефекации совершается произвольно и полностью в соответствующей позе при напряжении диафрагмы и мышц брюшной стенки и одновременным расслаблением поперечно-полосатых мышц тазового дна. Внутрибрюшинное давление при этом достигает 220 см. вод. ст. Релаксация лонно-прямокишечной мышцы устраняет последнее препятствие выходу кала, расширяя аноректальный угол и происходит эвакуация кала.

Расстройства механизма эвакуации могут наблюдаться при:

I.Инертной прямой кишке (мегаректум), когда происходит снижение чувствительности прямой кишки. Больные с запорами и расширенной прямой кишкой не чувствуют растяжение баллона нормального объема (50 мл), в то время как здоровые люди его четко определяют в прямой кишке. Они воспринимают растяжение баллона, объем которого намного превышает N (150 мл) иногда это 1000 мл и более. Снижение чувствительности обусловливает накопление кала в прямой кишке, что является причиной затруднения дефекации. Возможно, что такое снижение чувствительности происходит при игнорировании или подавлении физиологического позыва на дефекацию.

II.Парадоксальной реакции пуборектальной мышцы. Это происходит при отсутствии релаксации поперечно-полосатых мышц тазового дна и наружного сфинктера заднего прохода. Пуборектальная мышца не расслабляется при натуживании и находится в постоянном состоянии тонического напряжения. Вследствие этого аноректальный угол не меняется, заднепроходный канал остается закрытым, что приводит к затруднению или невозможности дефекации. Такие больные не могут вытолкнуть баллон объемом 50 мл, хотя здоровые люди такой баллон спокойно выталкивают из прямой кишки. Диагностировать такое состояние пуборектальной мышцы можно с помощью баллонной проктографии. Причины отсутствия релаксации мышц тазового дна пока неизвестны. Такое состояние еще называют анизмом или спазмом мышц тазового дна.

III.Ректоцеле – выпячивание передней стенки прямой кишки во влагалище, что приводит к затруднению опорожнения прямой кишки. При обследовании женщин необходимо обратить внимание на любые симптомы, свидетельствующие о слабости мускулатуры тазового дна в связи с гинекологическими заболеваниями эти изменения обнаруживаются при натуживании, когда выявляется выпячивание задней стенки влагалища и передней стенки прямой кишки, определяемое при пальцевом исследовании. При ректоцеле II и особенно III степени отмечается чувство неполного опорожнения, частые позывы к дефекации и длительное безуспешное натуживание. Иногда в таком «мешке» можно обнаружить каловые камни. Сама больная, возможно замечала, что кишечник срабатывает, если поддерживать пальцем заднюю стенку влагалища.

IV.Анальная трещина, вызывая резкие болевые ощущения при дефекации, приводит к спазму внутреннего сфинктера, что в свою очередь препятствует заживлению трещины. У больных с длительно существующей трещиной иногда возникает «стулобоязнь», и пациенты стремятся к более редкой дефекации. В результате этого возникает задержка стула, что способствует развитию запоров.

V.Симптомокомплекс, обусловленный острым геморроем.

Тщательный вдумчивый сбор анамнеза может оказать неоценимую помощь в дифференциации запоров с нарушением транзита и нарушением эвакуации. В пользу первого будут свидетельствовать урежение дефекации и метеоризм. Расстройства акта дефекации можно предположить при появлении ощущения препятствия, неполного опорожнения прямой кишки, необходимости ручного пособия. Все эти предположения потребуют дальнейшего подтверждения. Согласно данным литературы, до 70% больных рефрактерными запорами имеют изолированные расстройства эвакуации кала или в сочетании с нарушениями транзита и только 30% больных страдают от изолированного хронического колостаза. Независимо от этиологических факторов, любой вид запоров должен быть диагностирован точно, так как от этого будет зависеть назначаемое лечение. Во всех случаях требуется квалифицированный проктологический осмотр, пальцевое исследование прямой кишки, RRS, ирригоскопия, колоноскопия. В арсенале средств диагностики, используемых для детализации причин запоров на современном уровне, применяют сцинтиграфию кишечника с посегментарной оценкой транзита, проктографию, дефекографию, сфинктерометрию, электромиографию, специфические физиологические, гисто- и цитохимические исследования.

Лечение

Прежде всего, до начала лечения, необходимо установить форму запора, так как от этого зависит результат терапии. Исходя из данных анамнеза, и проведенного обследования можно выявить или предположить тот или иной вид запора. При симптоматическом запоре решающее значение имеет устранение ведущего заболевания. Лечение запоров должно быть комплексным, включающее в себя диетотерапию, медикаментозное лечение, применение обще-оздоровительных мероприятий, направленных на повышение тонуса мышц брюшного пресса, а выработка и закрепление рефлекса на дефекацию. Прежде всего, пациенту необходимо разъяснить природу имеющихся у него нарушений, что позволяет активизировать сотрудничество с ним. По возможности необходимо отменить или заменить препараты, способные вызывать или усиливать запоры.

Рекомендации по диетотерапии заключается в регулярном употреблении в пищу продуктов содержащих пищевые волокна – так называемые балластные вещества (гидрофильные коллоиды, вещества наполнители, набухающие вещества).

К ним относятся:

  • Отруби пшеничные и ржаные
  • Хлебобулочные изделия из муки грубого помола
  • Фрукты свежие и сушеные (яблоки, инжир, финики, чернослив, курага), ягоды и их соки.
  • Овощи (сырые, варенные, салаты, морковь, свекла, капуста, морская капуста, бобовые, картофель )

Их необходимо сочетать с приемом жидкости (1,5 – 2,5 литра жидкости в сутки) – соки, кисломолочные продукты, минеральная вода. Нужно воздерживаться от приема шоколада, крепкого чая, сладостей.

Совершенно очевидно, что у больных с нарушением эвакуаторной функции, утратой позывов на дефекацию необходимо вырабатывать рефлекс, обеспечивающий эвакуацию кала.

Слабительные средства.

В целом наше отношение к слабительным средствам негативное. На фоне первоначального благоприятного действия эти средства постепенно теряют свою эффективность, а при повышении дозы возникает привыкание, которое в дальнейшем ведет к злоупотреблению слабительными средствами. Это приводит к ослаблению моторики кишки и снижает шансы на восстановление ее нормальной «работы». У больных длительно принимающих слабительные может сформироваться «инертная» толстая кишка. У многих больных на фоне терапии слабительными наблюдаются атрофические изменения слизистой оболочки и воспалительные изменения, обусловленные местным раздражающим действием и дисбиозом. В связи с этим многие больные отмечают усиление болей в животе, метеоризм.

Хирургическое лечение.

Хирургическое лечение больных с хроническим запором остаётся во многом нерешенной проблемой. Не сформулированы четкие научно обоснованные показания к хирургическому лечению, не выработаны методы хирургической коррекции. В то же время предлагается значительное количество различных хирургических вмешательств, начиная от сфинктеротомии, растяжения пуборектальной мышцы, резекции сигмовидной кишки и заканчивая колэктомией.

Данные об эффективности этих операций разноречивые. Исследования, проведенные в госпитале Св. Марка показали, что даже колэктомия у 50% больных в отдаленные сроки дает возврат клинической картины заболевания. До определения показаний к хирургическому лечению, больным нужно провести тщательное комплексное обследование, с применением всех необходимых для этого диагностических методов. Это необходимо для того, чтобы установить причину развития запора и соответственно «отнести» пациента в ту или иную группу (кологенной этиологии, проктогенной или смешанной). От причин вызвавших развитие запора будет зависеть вид оперативного вмешательства.

Показанием к хирургическому лечению больных является прогрессирующее ухудшение состояния больного с нарастанием явлений толстокишечной непроходимости, отсутствие эффекта от проводимой консервативной терапии.

Резюмируя изложенное выше, следует сказать, что диагностика этиологических факторов, приведших к развитию того или иного вида запора является сложной задачей, решать которую должны и колопроктологи, и гастроэнтерологи, и эндокринологи и психоневрологи и другие специалисты. Постановка точного диагноза порой требует использования целого арсенала диагностических методов. Лечение этих больных представляет порой трудную и полностью нерешенную проблему. Оно должно быть дифференцированным, в зависимости от этиологических факторов, вызвавших это страдание, комплексным, сочетая все возможные методы, а показания к хирургическому лечению должны быть хорошо аргументированы и взвешены. Только такой всесторонний подход к этой многогранной проблеме может улучшить результаты лечения этой сложной категории больных.

Ссылка на основную публикацию